Русь без границ

Грани культуры

Принцесса внешней разведки России

Зоя Воскресенская в конце 20-х годов

«Кин-Ирина» - супруги-разведчики

Зоя Воскресенская-Рыбкина и Александра Коллонтай

Полковник Зоя Воскресенская-Рыбкина

Юбилей Зои Ивановны Воскресенской не круглый — 111 лет со дня рождения. Она — одна из двух рассекреченных разведчиц-кавалеров ордена Ленина — высшей награды Советского Союза. Тираж ее книг — более (!) 20 миллионов экземпляров. Материалы её оперативной деятельности до сих пор содержатся под грифом высочайшей степени секретности.

 

Гриф секретноcти снят на Новодевичьем
 

Смеркалось. Мы едва отыскали место на Новодевичьем кладбище, где проходила панихида. В темноте столкнулись с группой пожилых мужчин в генеральских шинелях, которые молча прижимали к груди вишневые подушечки с орденами и медалями. Рядом — шеренга солдат почетного караула с карабинами наизготовку.

Тишину разорвал мегафон: «Слово предоставляется боевому товарищу Зои Ивановны Воскресенской — генерал-лейтенанту КГБ Судоплатову Павлу Анатольевичу!»

Генерал сказал то, что от него никто не ожидал: «Лишь вторую половину жизни Зоя Ивановна была мастером пера, а вообще-то она — великий мастер разведки, полковник, воспитанница ОГПУ. Положа руку на сердце, могу сказать, что она рождена для разведки, как птица для полета… Настал момент истины, пора рассекретить и саму Зою Ивановну, и снять гриф секретности с ее подвигов!..»

С речи генерала Судоплатова началось, а в Зале истории внешней разведки РФ продолжилось мое знакомство с великим мастером разведки полковником Зоей Воскресенской-Рыбкиной. Жаль, заочное…

 

Сестра, дочь и мать кормилица
 

Зоя родилась 28 апреля 1907 года на станции Узловая Бочаровского уезда Тульской губернии в семье помощника начальника железнодорожной станции. Детство провела в городе Алексин. В 1920 году ее отец Иван Павлович умер от туберкулеза, и мать перевезла Зою и двух сыновей в Смоленск. Вскоре и мать слегла от тяжелой болезни. Зоя стала в семье кормилицей.

В четырнадцать лет она — библиотекарь 42-го батальона войск ВЧК, в семнадцать — политрук в колонии малолетних преступников, в девятнадцать — делопроизводитель в штабе Частей особого назначения (ЧОН) Смоленской губернии. Затем — комсомольская работа на заводе имени М. И. Калинина. В начале 1928 года Воскресенская, став кандидатом в члены ВКП (б), принята на работу в Заднепровский райком партии Смоленска заведующей учетно-распределительным подотделом орготдела. А в конце того же года по партийной путевке была направлена в столицу на работу в Академии коммунистического воспитания имени Н. К. Крупской.

В августе 1929 года она стала сотрудницей Иностранного отдела ОГПУ — внешней разведки. Во время обучения на разведывательных курсах у нее обнаружились потрясающие лингвистические способности: через месяц занятий она по-немецки говорила не хуже коренной жительницы Берлина!

Дебют ее разведывательной деятельности состоялся в Харбине в начале 1930 года. Никому из ее сослуживцев в советском синдикате «Союзнефть» и в голову не могло прийти, что красавица делопроизводитель Зоинька с блеском выполняет ответственные задания Центра во время жестокой борьбы на Китайско-Восточной железной дороге.

А большую часть своей закордонной разведывательной жизни Зоя Ивановна проведет в Хельсинки и Стокгольме: 1935–1939 годах, работая в Финляндии, в 1941–1944 годах — в Швеции.

 

Итак, она звалась «Ириной»
 

В конце 1935 года Воскресенскую направили на работу в Финляндию заместителем резидента. Официальное прикрытие — руководитель советского представительства ВАО «Интурист» в Хельсинки. Оперативный псевдоним — «Ирина». Уже через три месяца фины принимали ее за свою.

В начале 1936 года резидентом в Финляндии стал титулованный разведчик Борис Рыбкин. Его официальное прикрытие — заведующий консульским отделом по фамилии Ярцев. Кодовое имя — «Кин».

Так одним из первых в советской внешней разведке появился супружеский тандем разведчиков. Зоя Ивановна по жизни стала Воскресенской-Рыбкиной, а в разведческом «иночестве» — «мадам Ярцевой»…

…Для решения разведывательных задач «Ирина» неоднократно выезжала из Хельсинки в Стокгольм, а также в Норвегию, где координировала работу группы агентов и разведчиков-нелегалов. И это было всего лишь одно из направлений ее оперативной деятельности в Финляндии.

«Кин», ставший временным поверенным в делах СССР в Финляндии, по личному указанию Сталина установил секретные контакты и вел деликатные переговоры с финским высшим руководством с целью заключения пакта о ненападении и сотрудничестве между двумя странами; недопущении на финскую территорию немецких войск в случае возникновения войны, а также о взаимном обмене территориями.

К сожалению, из-за того, что политический курс финского правительства развивался в фарватере устремлений фашистской Германии, эти переговоры не принесли положительного результата.

Военный конфликт с Финляндией вынудил супругов Ярцевых покинуть страну.

 

К ней стекались все разведданные от знаменитой «Красной капеллы»
 

В 1939 году по возвращении в Москву Воскресенская-Рыбкина занялась аналитической работой и вскоре стала одним из самых авторитетных аналитиков в системе разведки. Именно к ней стекались все разведданные от знаменитой «Красной капеллы» — группы антифашистов, действовавших в гитлеровской Германии. Во главе организации стоял обер-лейтенант штаба ВВС Германии Харро Шульце-Бойзен (агент НКВД «Старшина»), племянник гросс-адмирала Тирпица, и Арвид Хорнак (агент НКВД «Корсиканец»), ведущий сотрудник министерства экономики Германии.

17 июня 1941 года Зоя Ивановна закончила подготовку той знаменитой аналитической справки для И. В. Сталина, где утверждалось, что нападения Гитлера на Советский Союз можно ожидать в любой момент. Вспоминая об этом, она писала в своих мемуарах:

«Специализированная группа под моим руководством и непосредственном участии проанализировала информацию о военных планах гитлеровского командования и подготовила докладную записку. Для этого мы отобрали материалы из наиболее достоверных источников, проверили надежность каждого агента, дававшего информацию о подготовке гитлеровской Германии к нападению на Советский Союз.

Аналитическая справка вышла довольно объемистой, но резюме — кратким и четким: «мы на пороге войны».

17 июня 1941 года я, опираясь на последние сообщения «Старшины» и «Корсиканца», с волнением поставила точку в документе. Его заключительным аккордом звучала фраза: «Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время».

Подчеркиваю, это было 17 июня 1941 года. Тогда же начальник внешней разведки П. М. Фитин повез доклад лично И. В. Сталину.

Иосиф Виссарионович ознакомился с нашим докладом и отшвырнул его. «Это блеф, — раздраженно сказал он. — Не поднимайте паники. Не занимайтесь ерундой. Идите-ка и получше разберитесь!»

 

«Кин-Ирина» в стане викингов
 

В конце 1941 года руководство разведки приняло решение направить супругов Ярцевых в Стокгольм. «Кина» — резидентом под дипломатическим прикрытием советника посольства. «Ирину» — заместителем резидента — под «крышей» личного пресс-атташе посла Александры Коллонтай.

«Играя на чужом поле», супруги-разведчики добывали разведывательные сведения, приобретали источники информации, создавали оперативные позиции в тех пластах западноевропейских стран, которые являлись объектами устремлений советской внешней разведки, а кроме того устанавливали и развивали контакты с членами антифашистского движения Сопротивления в оккупированных гитлеровцами странах, куда «Ирина» с риском оказаться в гестаповских застенках регулярно выезжала под разными легендами.

Нисколько не преувеличивая заслуг разведывательного тандема «Кин-Ирина», можно с полным основанием утверждать, что благодаря их усилиям и подвижнической деятельности, Швеция до конца войны осталась нейтральной, а Финляндия досрочно вышла из гитлеровской коалиции!

 

Метаморфозы: пенсия полковника по лейтенантскому тарифу
 

5 марта 1953 года, когда полковнику Воскресенской-Рыбкиной до выхода на пенсию по выслуге лет оставалось чуть больше года, умер Сталин. А в августе был арестован начальник Четвертого управления НКВД генерал-лейтенант Судоплатов, под чьим началом Зоя Ивановна долгое время и результативно работала. В декабре на отчетно-выборном партийном собрании, где ее выдвигали в партком управления внешней разведки, она, будучи офицером чести и непоколебимой чекистской принципиальности, выступила в защиту Павла Анатольевича, сказав о нем много добрых слов. На следующее утро ей объявили об увольнении «по сокращению штатов». Вместе с тем, должность начальника отдела, которую она занимала, не была упразднена.

Реальная угроза остаться и без любимого дела, которому она посвятила 25 лет жизни, и без пенсии, заставила Зою Ивановну действовать решительно и бескомпромиссно. И она добилась справедливого решения по «своему делу»: ей дали доработать до пенсии… в ГУЛАГе.

Больше года полковник-орденоносецВоскресенская-Рыбкина, входившая в элиту советских разведчиков, работала в Воркутинском лагере (Ворлаг) для особо опасных преступников на лейтенантской должности. Поэтому и пенсия ей была назначена по лейтенантскому тарифу…

 

Без права на славу, во славу державы
 

Служба, которой Зоя Ивановна отдала лучшие годы своей жизни, ударила ее наотмашь и обожгла душу. Она была не первой и не последней, с кем Система обошлась несправедливо, мягко говоря. Но она, принцесса разведки, не сдалась, не предала. И помощь пришла. Им стал литературный труд, а с ним состоялось и чудесное возвращение к жизни. Воистину в ее фамилии — Воскресенская — сокрыт глубокий смысл!

Талантливый человек — талантлив во всем, поэтому не удивительно, что Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина, разведчица-кудесница, стала виртуозом пера. Она — лауреат Государственной, премии Ленинского комсомола и многих литературных премий. Ее книги изданы тиражом в 21 миллион 642 тысячи экземпляров и переведены на 24 языка мира.

Тот факт, что ратный и писательский труд Зои Ивановны отмечены высокими наградами: орденом Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды и десятком медалей, известен всем, а вот станут ли когда-нибудь достоянием общественности ее подвиги — не знает никто, ибо большинство архивных материалов, касающиеся оперативной деятельности великого мастера разведки Зои Воскресенской-Рыбкиной, до сих пор содержат данные высочайшей степени секретности…