Русь без границ

О России с любовью

Лучшие кадры лучшей страны

4 июня 2019. г. Королёв. 4-ый корпоративный чемпионат профессионального мастерства «Молодые профессионалы Роскосмоса»

В редакцию проекта «Время — вперёд!» поступило письмо от победителя конкурса «Медиа инициатива 2019» Артёма Семёнова. С разрешения автора мы публикуем его и призываем читателей обратить внимание на проект нашего победителя и по возможности оказать ему содействие в продвижении инициативы. Контакты автора приведены в конце письма.

 

Уважаемая команда и клуб «Время-Вперед»!
 

Я еще раз хочу всех вас поблагодарить. В моей команде больше половины сотрудников — инвалиды, для них это особенно важно. Вчера они получили небольшие премии и от меня лично на конфеты)) Мы все просим вас продолжать вашу замечательную деятельность, она нас мотивирует, и без вас нам будет совсем тяжело. Дальше я кратко попытаюсь рассказать вам свою историю, кратко пересказать испытания, через которые мне пришлось пройти, и почему стоит надеяться только на себя и на общественные проекты, как у вас. Вы — лучшие!

В 1,5 года из-за болезни я практически лишился 11 грудного позвонка, мои кости начали гнить, позвонок разрушился на 82%, был задет спинной мозг, что привело к полной парализации, состояние ухудшалось каждый день, шансов было мало, что я выживу. Более 5 лет меня то ввозили в реанимационное отделение, то вывозили. Долгое время я был в коме. Пять лет я пролежал в гипсовой лангетке с привязанным телом, руками и ногами. Пять лет я каждый день боролся за свою жизнь. Пять лет меня кололи различными препаратами, чтобы мои боли и страдания были хотя бы немного меньше. Ситуация ухудшалась еще и тем, что из-за болезни мои органы и конечности развивались не совсем равномерно. Врачи практически каждый месяц собирали консилиумы и принимали судьбоносные для моей жизни решения. Я благодарен врачам и всему медицинскому персоналу, который каждый день боролся за мою жизнь.

 

Бойня с самим собой
 

В определенный момент врачи смогли переломить ситуацию, локализовали болезнь, организм начал бороться с болезнью, болезнь начала отступать, постепенно состояние стало улучшатся, и в семь лет я впервые почувствовал свои ноги. Позже я встал на ноги. Ноги еще два года не слушались меня, были боли, я носил корсет, который уменьшал мои страдания и в тоже время укреплял мой позвоночник.

Время шло, реабилитационный центр для инвалидов „Надежда“, где я часто проходил реабилитацию выйдя из больницы, делал невозможное. Ноги крепли, организм через мои слезы укреплялся, каждый день была борьба, бойня с самим собой. Я думаю, никто не верил в тот момент, что я буду полноценным человеком, кроме меня и моих любимых родителей. Тогда я каждое утро снимал корсет и старался сделать хотя бы один шаг без него. В первое время не получалось, но дело в том, что я не сдался. Я не сделал ни шага назад. Я вставал и со слезами на глазах делал шаг за шагом, следующий шаг, и следующий, и следующий. В тот момент это была самая жёсткая схватка. Тогда решалось все: или я полностью восстановлюсь, или сломаюсь. Я решил: я буду драться за каждый свой шаг, я не буду жалеть себя, я вцеплюсь за этот шаг зубами и буду драться до конца. Сумма моих шагов — и есть разница между победой и поражением, между жизнью и смертью. Если есть мечта, нужно оберегать ее, моя мечта в тот момент была — просто начать ходить.

 

Школа
 

Пришло время идти в школу, я пошел в самую обычную школу, в классе инвалидность была только у меня. Вырвавшись из одной тюрьмы (под тюрьмой я подразумеваю гипсовую лангетку, в которой мне пришлось провести более 5 лет), я попал в другую тюрьму, где были надзиратели — надзирателями выступали мои одноклассники. В школе я столкнулся с жестокостью одноклассников. Жестокость ребят не видела границ. Меня каждый день унижали. Слова „КАЛЕКА, ИНВАЛИД“ я слышал каждый день, но это были цветочки. Ягодки были в том, что я регулярно получал „людей“ от одноклассников, и вы спросите: „почему?“) Ответ будет простым: „Просто так“. Я не мог дать сдачу, ноги и руки не слушались меня, и я мог передвигаться, только опираясь о стену. Я часто приходил домой заплеванный, в меня сморкались, мной вытирали пол. Пинки, пощечины становились чем-то обыденным. Часто я ходил с синяками. Дошло до того, что от удара одноклассника, упав, я ударился об пол головой, разбил голову, врачам пришлось наложить несколько швов. Я плохо говорил, не мог читать, не мог писать. Пока мои одноклассники ходили в детский сад, я боролся со своей болезнью. Мой организм был слаб. Психологически мне было тяжело. Все это отражалось на моей успеваемости. Учителя характеризовали меня как умственно отсталого ребенка. До пятого класса я единственный в класс не мог читать и писать, по многим предметам у меня были тройки. Более 7 раз учителя, а позже и директор просил моих родителей оформить документы для перевода на домашнее обучение. Я благодарен своим родителям, что они не пошли на этот шаг.

 

Борьба с болезнью
 

Сражение я практически выиграл, но выиграл ли я войну, мне до сих пор не совсем понятно. У меня до сих пор изредка бывают приступы: немеет часть тела. В основном это ноги и руки. Вот уже более 10 лет я не сломал ни одной кости. Хрупкость костей перестала меня тревожить. До 18 лет я сломал 16 костей на своем теле. В основном это были переломы ребер, рук и ног.

 

Мотивация
 

На частичное восстановление у меня ушло более 14 лет. В тот момент моими друзьями были ребята с ограниченными возможностями. Смотря на них, я постоянно задумывался, что их ждет в жизни, как они смогут обеспечить себя, свою семью, как они смогут работать, смогут ли они получить образование и т. д. Я шел на поправку, а их состояние зачастую только ухудшалось, их страдания и боли оставили след на всей моей последующей деятельности. Именно тогда я стал фанатиком своей цели и мечты.

Много воды утекло, друзья остались в детстве, их проблемы меня стали меньше беспокоить, переживания ушли…… ровно до того момента, пока я не встретил Варвару, девушку из соседнего подъезда. Варвара учится в школе, она парализована и уже никогда не сможет ходить. Именно она стала тем спусковым механизмом, который подтолкнул меня к действиям. Именно поэтому первая академия, которую мы открыли, была для молодежи с ограниченными возможностями. У нас небольшая команда (штат). Больше половины ребят — инвалиды.

 

Жестокие отказы
 

Первое и самое важное, что мне бы хотелось подчеркнуть, — во всех проблемах и отказах я виню только себя, и не о чем не жалею! Деньги в проект вкладываю только свои, распродав все имущество, которое смог заработать, работая с 18 лет)

 

Президентские гранты
 

Мной было подано более 120 заявок и 12 000 листов. По всем проектам мне было отказано. Зачастую мне не хватало несколько баллов. По моим оценкам я являюсь единственным заявителем, которому столько раз отказали, и кто реализовал практически все проекты, которые были описаны в заявках.

 

Правительство Москвы
 

Я долгое время вел переговоры, две составляющие наших переговоров меня беспокоили, не давали покоя:

Их смущало, что проект бесплатный. Как мне потом стало известно, у них была стратегия — сделать академии платными для устойчивого финансового развития.

Проект должен быть реализован только в Москве и для москвичей. В тот момент я подумал, что инвалиды и сироты проживают не только в Москве. Я принял решение отказаться от сотрудничества после 6 месяцев переговоров.

 

Ректора и проректора
 

При реализации всех моих проектов для конкретного учебного заведения (те проекты, которые уже реализованы и будут реализованы до конца года) любое учебное заведение России при сотрудничестве со мной могло бы стать лучшим в мире с точки зрения IT-инфраструктуры. Тем не менее, ответ от 48 ректоров и более 100 проректоров я получил ответ: „Нет“. Самая комичная ситуация произошла с проректором РАНХиГС при Президенте РФ. Являясь магистрантом данного учебного заведения я рассказал о проекте проректору. Проект его заинтересовал, меня попросили перезвонить в ближайший понедельник. В течении одного года я звонил…..) и слышал в трубке один ответ: „руководство еще думает“. Став выпускником, через год, я перестал их беспокоить.

 

Государственные органы
 

Я уверен: если хотя бы одно министерство или ведомство возьмется за проект как нужно, практически любой проект в России может взлететь. К примеру, если бы специалист, которого я хорошо знаю, тогда не взялся за проект, который вы часто упоминаете в роликах, — „WorldSkills“, — о проекте может не узнал бы Президент РФ и т. д. Именно данный специалист попросил первые деньги в размере 10 миллионов рублей у Газпромбанка для данного проекта. Именно данный специалист просил другие Министерства и ведомства поддержать данный проект, большинство из гос. органов тогда ответили отказом. К огромному сожалению, пока мне не удалось найти такого специалиста в Министерствах и ведомствах.

 

Я приведу другой пример. Буквально несколько недель назад я смог переговорить совсем коротко с Федеральным Министром. Ему понравился проект. Я попросил только одного — стать моим наставником. Он громко засмеялся и дал положительный ответ. Попросил связаться с помощником. Мной была отправлена информация по проекту, схожая с той, что была отправлена на конкурс. Помощник ответил, что отправил всю информацию Министру, но он ответил отказом. Получается, Министр сегодня слово дал, завтра взял)) Мне не нужны были деньги от него, и я это при встрече подчеркнул, я не собирался быть назойливым и искать встреч и т. д., и т. п. Если бы ректора просто знали, что он стоит за моей спиной, и меня нельзя просто взять и послать, мои проекты могли бы многое изменить в образовательной системе. Приведу один пример: Герман Греф и руководитель кадрового департамента Сбера не раз говорили, что они редактируют свои образовательные программы в РАНХиГС при Президенте РФ шесть, семь раз в учебном году. Ректор РАНХиГС друг Германа Грефа, поэтому им удается так быстро редактировать программы. Конечно, есть и заинтересованность руководства Сбера. При этом руководство банка подчеркивает, что и данных срок они считают болезненным для себя. Образовательные программы должны меняться намного быстрее. Если мы говорим про другие учебные заведения России, программы в среднем меняются от года до двух. У нас работодатель может все поменять за один день. Только этот пример может существенно помочь экономике России. Таких примеров по моим проектам я могу привести более сотни. И, что самое интересное, Министерства пытаются решить данные проблемы сегодня, но…

 

Вывод
 

Нужно надеяться только на себя, винить только себя, заряжаться энергией от просмотра ваших роликов и бежать к своим целям. Я даю вам слово, что рано или поздно я приду к тем целям, которые были описаны в проекте. Еще раз спасибо и простите за слишком длинное письмо. Вы лучшие.

 

Артём Семёнов,

s-education@bk.ru

 

см.: Описание проекта "Лучшие кадры лучшей страны"